Цзе Кун

Цзе КунПрактический опыт 40 лет

Цзе Кун — это сорок лет ежедневных практик, основой которых являлся даосский путь. Этот путь был пройден в разных аспектах ученичества от тотального служения и отшельничества до обучения людей по всему миру. Этот путь сформировал в Олеге Чернэ качество алхимика, имеющего даосское имя Цзе Кун. Однако это сложный уровень нельзя рассматривать с позиции «что было вчера», так как реальная алхимия это не путь вперед или назад, это путь в глубину. Только познавая путь в глубину, можно считать себя алхимиком. Алхимии не важен результат, для нее результат это процесс. И если есть процесс, есть реализация пути.

Алхимический путь и знания долго были для него на уровне лозунга из-за влияния советских реалий с их декларативностью, но позже пришло осознание того, что называя что-то чем-то, мы в реальности не только к этому не приближаемся, а наоборот, удаляемся. Повторяя долгое время, что мир — это иллюзия, мы формируем еще большую иллюзию. Изменить это можно, только изменив степень сосредоточения, а не словами и обозначениями и даже ежедневными упражнениями, которыми Олег Чернэ изнурял себя в начале этого пути.

«Любая безмозглая активность развивает безмозглость. И пройти через это еще сложней. Наличие великих учителей, отшельников и мастеров не делают вас лучше. Я могу перечислять всех, у кого я занимался, но это не показатель уровня, особенно если вас не научили обучаться. Чтобы понимать практику, нужно изменить возможности понимания, создать условия проникновения в практику и вшивания ее в себя. Нужно реально изменить многое, уйти от внутренних зависимостей и еще важнее уйти от их защиты. При этом принять то, что это невозможно сделать в одночасье, спеша, желая быстрее получить результат. Если наш желудок зависит от пищи, дыхание от воздуха, а движение от мышц, то мы ничего не начали. Если наши мысли не зависят от сосредоточения и концентрации, то их и нет» — говорит Цзе Кун.

Путь — это процесс взращивания. Единственное, что ему нужно, помимо познания углубления, это понимание, где именно рыть скважину. Для алхимика нет побед и поражений — он познал срединность, ему важен процесс. Это и стало, пожалуй, основным условием в работе Цзе Куна над собой. А результатом стала глубина концентрации. Можно было бы сказать много правильных слов о его пути, но они без должного осмысления все равно превращаются в пыль, к тому же в своих книгах Олег Чернэ много чего поведал и показал себя с разных сторон.

Конечно, говорить о Цзе Куне без упоминания других его имен, таких как ЧОМ, Бен Челеро, Шаабан, Глеб Черный, Патроно, да и, собственно, Олега Чернэ, сложно. Однако сила пробуждения и особые способности получены именно благодаря даосской алхимии — традиции, в которой он, собственно, и получил даосское имя.

К тому же это имя связано и с периодом отшельничества, который длился без малого десять лет. Хотя и сегодня он считает себя отшельником, так как ему удалось углубиться внутрь себя. И при всей его активности его жизнь подчинена служению знаниям и пространству, где он находится.

Однако время, сформировавшее в Цзе Куне Цзе Куна, было под именем ЧОМ. Оно началось где-то с 16 лет (с изучения каратэ по-советски), и все равно продолжается сейчас, так как он и остается больше известным под именем ЧОМ. Собственно, этот период нашел отражение в трех его книгах: «Бессмертие и сексуальный синдром», «Эй, You!» и «Отшельник», описывающих поиск собственной идентификации.

Как часто повторяет Олег Чернэ, когда нет собственной идентификации, то какая уж здесь биография? Если ей не считать слабости, элементарные неудовлетворенности, годами взращенную тупость. Нужно, как минимум, состояние, способное сформировать жизненную философию и жизненные ценности. Для него такой философией стал путь к внутренней свободе, которая свелась сначала к идее борьбы с самим собой, а затем и к реальной практике.

Несмотря на то, что он долго считал, что что-то практиковал и делал, лишь через 15 лет пришли реальные результаты. Возможно, это было самым серьезным испытанием, когда в один день ты понимаешь, что только прикрываешься названиями и упражнениями. И если бы не сформировавшаяся философия и не наработанная дисциплина, а также банальная борьба со смертью, то, возможно, этого начала и не было бы.

С появлением имени Цзе Кун жизнь стала наполняться смыслом. Хотя он занимался даосскими знаниями долго, но имя получил лишь через 15 лет. Период Цзе Куна Олег Чернэ считает самым важным, так как ему удалось не просто добыть какую-то информацию, а наработать знания.

Эта работа и привела его в секретные места в священных горах: на гору Маошань с ее традицией символов и талисманов; Лаошань с традицией алхимии; Лаофушань с традицией формирования Ниван-Гуна; и, наконец, Вэйбаошань и Тайшань, где произошла встреча с бессмертными. Огромное значение имели и удивительные встречи с мастерами Гонконга, Тайваня, Сингапура и т. д.

Он нисколько не принижает достоинств тех, у кого он обучался, но если бы он не искал большего, не сравнивал и не пробовал, то сегодня он просто оставался бы на обочине реальных знаний, и в лучшем случае был бы представителем какой-нибудь семьи — Чэнь, Лянь, Бэй и пр. и не встретился бы с реальными учителями внутреннего искусства алхимии.

Его искания как Цзе Куна так бы и закончились, если бы не Гонконг, куда его послали монахи Маошаня. Все, что началось после Гонконга, изменило его будущее. К моменту его приезда в Гонконг он уже жил не в параллельных событиях, а в последовательных. В Тай-парке он встретился с мастером Ю — монахом школы Небесных Наставников, очередной раз изменившим цикл жизни Цзе Куна.

Три года общения с мастером Ю помогли ему уйти дальше. Собственно, он и дал ему имя Цзе Кун, что значит Дисциплинированный и Таинственный, и привел его к другому учителю, мастеру У — отшельнику и бессмертному, представляющему сразу несколько даосских школ.

Рекомендуем к изучению

Бессмертие и сексуальный синдром Отшельник. Дворец мозга Отшельник. Бессмертие Отшельник. Метод Отшельник. Прохождение через смерть

 

Имидж

Новости проекта The Perfect One